Навигация
О нас
На главную alt+a
Форумы alt+f
Темы
Библиотека
Самое-самое
Галерея
Опросы
Справочная
Добавить статью
Библия
Карта сайта
Истинный комикс
Службы ЦХ, mp3
Моя страница
Пользователи
Высказаться
Архив сайта
Статистика
Вход для сотовых
Ссылки
Опрос
А вы слышите сейчас про ЦХ?

Да, и посещаю

Да, часто общаюсь с друзьями из ЦХ

В основном общаюсь с ушедшими

Не общаюсь, но иногда приглашают на собрание

Вообще ничего не слышно про нонешнюю ЦХ

А что такое ЦХ?

Результаты
Другие опросы
Голоса: 2489; Комм-ии 0
Авторизация
Логин
Пароль

Забыли пароль ?

 Участники
Сегодня 0
Вчера 2
Всего 9598
  Онлайн
Гостей 59
Членов 0
Всего 59
Последний Demmentieva

Вы Анонимный пользователь. Вы можете зарегист- рироваться здесь. Только зарегистриро- ванные участники име- ют полный доступ.


 Пиковая нагрузка
Гостей 2108 03.04.12 16:17
Членов 31 10.11.13 13:52
Всего   2110 03.04.12 16:17
Поиск
Читайте также
· Часть II: Архитектура Контроля
· Мои библейские резоны для оставления ЦХ
· Почему священника зовут "батюшкой"?
· Конкретные ситуации
· Письмена на стене, часть вторая: Годы в Сан-Диего
· Двадцать два года
· Прав ли Кип Маккин?
· Генри Крит: Честныe перед Богом часть вторая
Подписка
Ваш E-mail:

Тип подписки:

Формат подписки:

Высылается полный текст статей !

Предыдущая статьяУвеличитьПечатать на принтерСледующая статья

История участников zuzaka

...Костенко не понравилась идея нашей свадьбы, и он высказал эту мысль вслух. Мысль, высказанная наставником, рассматривалась как закон, именно поэтому нам не разрешали жениться... Мне дали список того, в чем я должен был покаяться, и вывели на сцену. Список был подготовлен лидерами заранее, не могу точно привести его дословно, но там значилось, что я был горд, недостаточно заботился о Царстве, не желал покаяться и, ко всему прочему, мне было необходимо похудеть!!


ОН

Я попал на собрание Московской Церкви Христа в начале октября 1992 года. Мы пришли вместе с другом, с которым вместе работали, а до этого учились. Он, честно говоря, побаивался идти один и, поэтому, пригласил меня с собой. Потом был еще один раз. Будучи внутри человеком верующим, я без колебаний согласился изучать Библию. Все занятия прошли очень быстро и уже 31 октября мы с ним были крещены.

Потом пошла обычная жизнь ученика: приглашения, собрания, беседы о Библии. Я быстро привык к этой жизни и она мне нравилась.

Через 15 дней после моего крещения, уже крестился мой первый ученик. Спустя месяц еще один. Через 3 месяца я был на собрании лидеров, пока в качестве ассистента лидера. Прошло 7 месяцев, нам разрешили создать в районе, где мы живем (отдаленный район в Москве) Беседу о Библии. Это была первая беседа не в центре Москвы (В спальном районе).

Довольно быстро мы освоились, начали крестить. В это время (31.05) крестилась моя будущая подруга и жена (она об этом еще не знала, впрочем, как и я). К сентябрю 1993 года мы уже были семейной группой (зона). Меня немного расстроило то, что лидером семейной группы назначили не меня, а человека, не имеющего отношения к нашей группе. Успокаивало одно - это был мой друг и наставник.

В нашей группе были замечательные отношения (этому способствовало проживание в одном районе). Довольно скоро название нашей зоны стало синонимом добрых и близких отношений.

Наши отношения с моей будущей подругой складывались довольно странно: встречаясь с ней, мы начинали подначивать друг друга. Вероятно, наши колкости не выглядели безобидно, потому что однажды сестра, бывшая с нами на свидании, внезапно заплакала и попросила нас быть снисходительнее друг к другу.

Когда я увидел, что наши отношения уже больше, чем просто хорошие отношения, то подошел к своему наставнику (Сергею Глушонкову ) и, как водится, просил его узнать, как эта сестра ко мне относится (впрочем я уже все знал).

Сергей странно повел себя. Он сначала отговаривал меня, потом поставил условие: "сначала крещение - потом подруга", затем он забыл то, о чем я его просил. Каждый раз, когда я его спрашивал об этом, он жаловался на свою плохую память.

Когда у нас в зоне в очередной раз поменялся лидер (Сергей был уже третий), ситуация поменялась очень быстро. Пришел Томи Кукта и через неделю, у меня уже была подруга (она тоже ждала все это время). Сюрпризом для меня стало мое назначение лидером зоны. Таким образом, я получил сразу два подарка, а третьим было то, что моим наставником становился Саша Костенко (я об этом давно мечтал).

Потом он уехал, и сектор стал вести Дерик.

К январю 1995года, нас было уже 32 ученика. В феврале мы разделились на две зоны. Мы с подругой стали вести вместе. В том же феврале мне предложили работать на церковь. В марте мы становимся полноценным сектором. Нас уже 67 учеников. В июне подруга стала работать на церковь.

Весна и лето 1995 года стали для нас сплошным калейдоскопом событий: за 6 месяцев у нас поменялось 4 пары наставников; к сентябрю сектор насчитывал 92 ученика.

Это время ознаменовалось одной неприятностью, которая изменила нашу жизнь. К сентябрю мы уже были другом и подругой 1 год. Пришло время подумать о женитьбе. Я в очередной раз убедился, что жизнь идет по спирали: мой очередной лидер (Алексей Донской) вдруг так же стал страдать отсутствием памяти. В течение 3 месяцев, он благополучно "забывал" спросить у Саши Костенко по поводу моей женитьбы.

Потом я узнал, что Саше не понравилась идея нашей свадьбы, и он высказал эту мысль вслух. Мысль, высказанная наставником, рассматривалась как закон, именно поэтому нам не разрешали жениться. События того времени сильно пошатнули мою веру. То, как со мной поступали, я не могу назвать иначе как предательство. И Саша, и Алексей называли меня своим другом. Вера в дружбу наставников во мне исчезла.

Потом нас с подругой разводят по разным секторам. Со мной ведутся разговоры о том, что мы не пара и у наших отношений нет будущего. Слышу намеки строить отношения с другими сестрами. Стараюсь не слушать, пишу каждый день письма подруге.

Неожиданно подругу увольняют с работы на церковь. Это выглядит странно, ее группа за месяц до этого выросла на треть. Формулировка, с которой ее увольняют, - "не яркая", что тоже было странно для людей, знавших ее.

Поговорив с Сашей Костенко, я получил от него заверения в том, что увольнение подруги, это временно и вскоре она снова будет работать на церковь. Я не мог не поверить лидеру супер-региона.

Однако, спустя 5 дней после этого разговора меня уволили. Для меня это было, как гром среди ясного неба. Мне дали список того, в чем я должен был покаяться, и вывели на сцену. Список был подготовлен лидерами заранее, не могу точно привести его дословно, но там значилось, что я был горд, недостаточно заботился о Царстве, не желал покаяться и, ко всему прочему, мне было необходимо похудеть!!!

Сразу же мы оказались одиночками в церкви. Вокруг нас образовался, как бы вакуум. Простые ученики избегали нас, а высшее лидерство старалось не замечать. Сразу стало ясно, где друзья, а где все остальные.

История нашей женитьбы то же своеобразна. После увольнения, я стал более настойчиво требовать разрешения пожениться. Наши лидеры всячески сдерживали нашу свадьбу. И, когда уже к наставникам стали подходить наши друзья с тем же вопросом, лидер сектора (Сергей Глушонков) дал свое добро (как выяснилось позже, без совета с лидером региона).

Предложение стать женой я сделал в Санкт-Петербурге. После возвращения в Москву меня ждал неприятный разговор с лидером региона. Он признался мне, что ему было «ужасно больно» от того, что я сделал предложение без его ведома. Я сослался на разрешение от лидера сектора. Тот соврал, сказав, что ни о чем не говорил со мной. Свадьба, несмотря ни на что, состоялась, но с каким осадком!

После свадьбы мы с женой постарались освободиться от любой ответственности в церкви, стараясь заниматься только своей семьей. Боль в сердце не утихала. Да и физическое здоровье работа на церковь сильно подорвала.

Очень скоро мы узнали, что ждем ребенка. Это была самая большая радость в нашей семье: старшая дочка родилась почти в годовщину нашей свадьбы.


Наш уход из церкви произошел не сразу. Долгое время мы были верны учению церкви Христа, считая ее единственной истинной церковью на земле. Мы держались за церковь, думая, что нигде больше не найдем спасения, и мысль об уходе сама по себе была противна.

В июле 1997 года в церкви прошло подрезание (нелепее которого трудно себе представить): в беседе, которую мы вели в то время, было отрезано 2 человека из-за того, что они не могли быть на каждом собрании в церкви (они работали сутками). Одному из них об этом даже не сообщили (просто без разговора отрезали). Возник вопрос, что это за церковь, которая может так относится к своим детям? Это была первая неуверенность в истинности той организации, в которой я нахожусь.

В марте 1997 года мой друг, работавший на церковь, неожиданно заявляет о своем уходе с работы на церковь из-за несогласия с лидерством. Спустя 2 месяца он уходит в Православную церковь.

Сказать, что это был для нас шок, значит, ничего не сказать. В течение длительного времени, он был близким другом нашей семьи. Я сразу же попытался узнать у него, в чем дело. Но, как раз в то время, у нас родилась дочь, и несколько месяцев мы были заняты именно ей.

В августе мне удалось дозвониться ему и задать свой вопрос. Вместо ответа, он предложил нам прочитать книгу А.Кураева "Протестантам о Православии".

Я очень хорошо помнил выкладки церкви Христа о том, что Православная церковь не следует Библии. И, что нет библейского объяснения ее обрядам. После книги А.Кураева, создалось впечатление, что нас обманывали 5 лет. "Протестантам о Православии" четко объясняло многие "нестыковки", на которые нам указывали наши наставники.

Последним штрихом стало посещение Православной Литургии. Такого благоговейного трепета я не ощущал никогда в своей жизни! Я еще никогда не чувствовал себя так, как чувствовал в этот день.

Но все-таки мы с женой решили не принимать никакого решения до разговора с наставником. Как-то не верилось, что 5 лет жизни мы отдали не туда.

Мы встретились с лидером нашего региона (Алексеем Донским). Он говорил, что "сам был православным" и без труда ответит на все наши вопросы. После двухчасовой беседы, он не смог ответить ни на один наш вопрос. Вернее, на вопросы он отвечал, но не смог доказать из Библии ни одного своего тезиса.

Перед уходом от нас, он объявил нам, что отныне мы отрезаны за раскол (хотя никого в свои изыскания мы не посвящали). Он запретил общаться с нами даже моему брату (родному), хотя он жил с нами в одной квартире. Это послужило предлогом к его уходу, спустя полгода.

Я не хочу сваливать все в одну кучу и говорить, что вся Московская церковь Христа - это плохо. Тем более не буду говорить это о людях, находящихся в ней. Я точно знаю, там много истинно верующих, гораздо более достойных, чем я. Но для себя мы сделали выбор. Это был свободный выбор, без принуждения и без нажима со стороны. Если бы не моя жена, которая стала моим единомышленником с того момента, когда стала подругой, думаю, наша история была бы намного грустнее!!!




ОНА

Я попала в МЦХ в 1993 году и крестилась примерно через полтора месяца после первого собрания. Мне было 19 лет и все было замечательно: дружные и отзывчивые сестры, внимательные и заботливые братья. Новая семья в Царстве Бога!

Со временем выяснилось, что не все сестры отзывчивые, не все братья заботливые, но это было уже неважно. Главным было то, что цель в жизни, наконец, найдена. Душа обрела то, что ищешь годами, а понимаешь, только когда нашел: Бог, вера, церковь. Счастье!

Все шло хорошо: я приводила людей, они крестились. Месяцев через восемь я стала лидером беседы о Библии. Через год с небольшим у меня уже был друг. Моей наставницей была моя лучшая подруга. Тогда я думала, что у всех так. Мой друг был "ярким" лидером. Братья любили, уважали его. Лидеры прочили большое будущее "в Царстве". Мы с ним мечтали уехать куда-нибудь с командой, стать "Евангелистами" и, уж конечно, работать на церковь.

Вот с работы на церковь все и началось. Моего друга "на работу" взяли первым: в нашем районе образовался новый сектор. Женским лидером стала моя подруга и наставница. Они с моим другом вели зону, ставшую сектором. Тогда (думаю, что и сейчас) никто не обращал внимания на то, как работа на церковь ломает жизнь: ничего не значило бросить работу, учебу, семью. Поддерживалось мнение, что "работа на церковь-это лучшая работа в мире!". Мы верили этому и мечтали о ней.

Подругу мою уволили через месяц, а взяли меня. Это было первым звонком. Она была сильным и мудрым лидером, гораздо лучше и умнее меня, но ее уволили (просто вышвырнули из-за "разногласий" с наставницей). Мне было горько и обидно за нее, но радость сбывающейся мечты все перекрывала: "Я буду работать на церковь! Да еще и с другом!"

Я до сих пор с радостью вспоминаю то время. Я любила наш сектор. Все, кто в нем крестился, крестились практически на моих глазах. Я знала каждого брата и каждую сестру: весь путь от маленькой беседы до большого сектора! Мы даже называли себя "командой", а когда образовался сектор "первой командой". Незабываемое было время! В 1995 году про наш сектор знали все: Костенко гордился нами, Флеминг ставил в пример. Казалось, мечты начинают сбываться. Да не тут-то было.

Сектор "рос" довольно быстро: за несколько месяцев - с 30 учеников до 90. "Старых" лидеров не хватало, новые еще не сформировались. Мы с другом понимали, что рост не вечен, должен наступить и спад. Не понимали этого наши наставники, которые, сменяясь один за другим, требовали одного - крещений.

Вторым звонком было увольнение с работы на церковь одной сестры по причине болезни. Костенко сказал при ее увольнении, что как только она вылечится, ее возьмут обратно (как будто нельзя лечиться, работая на церковь!) Но, разумеется, обратно ее никто не взял.

Собственно работа на церковь представляла для нас (как я сейчас уже понимаю) сплошное давление: должна крестить, должна быть яркой, должна делиться новостями, должна слушаться наставницу, должна встречаться с сестрами, должна давать статистику (причем круглосуточно), должна давать вызовы другу и так без конца. Но тогда мы не очень обращали внимание. Даже приказ найти себе подругу среди работающих на церковь сестер не казался дикостью.

Но надлом все же произошел. Мы с другом жалели "слабых", не торопились с "отрезаниями" и предупреждениями"; боролись за каждого человека до последнего и смягчали вызовы как могли.

И вдруг, как гром среди ясного неба, меня переводят в другой сектор вести зону. К тому времени колкости Костенко в мою сторону приобрели довольно жесткий оттенок, но я старалась этого не замечать. У меня была другая проблема: я ждала предложения стать невестой и перевод в другой сектор безо всякого объяснения и предупреждения, внес смятение в мою жизнь. Совет Луизы строить отношения с другими братьями прозвучал просто дикостью.

Через месяц (который я ходила как в воду опущенная) меня увольняют. Без всякого "двухнедельного предупреждения". Я к Луизе за справедливостью (Луиза поймет!). Но она отказалась принять меня без наставницы и, практически, не дала сказать ни слова.

Следующим ударом было то, что после всевозможных заверений Саши Костенко, что все будет нормально, и мы с другом скоро по-прежнему будем вместе работать на церковь, его уволили. Причем также без всякого предупреждения, дав бумажку с его "покаянием", которую ему было велено читать перед сектором (а получил он ее за минуту до этого).

Многие впоследствии нам говорили, что Костенко считал меня неподходящей парой для моего друга, что я "не даю ему расти" и прочее.

Став снова простыми учениками, мы быстро почувствовали всю прелесть "бывших" работающих на церковь: от нас шарахались, перестали звонить, общение ограничивалось приветами. Хорошо помню, что на день рождения друга, который был вскоре после увольнения, пришли только 4 человека (приглашено было, разумеется, больше.)

Не смотря на все происшедшее, вера в Бога в нас скорее даже возросла. Перечитывая нашу переписку того времени, меня удивляет до сих пор, что мы никого не обвиняли и во всем полагались на Бога. Говорят, несчастье сближает, наверное, с нами это и произошло.

После довольно большого сопротивления со стороны лидеров, друг все же сделал мне предложение, и мы поженились.

Мы продолжали молиться, читать Библию, приглашать и ходить на собрания, но в правильности нашей церкви уже сомневались. Уйти "в никуда" мы не могли, сознавая, что нужна Церковь. Вот только где эта Церковь?

И опять удар: наш общий друг ушел прямо с работы на церковь, увел с собой подругу и куда! В Православную церковь!

Мы позвонили ему и попросили приехать, чтобы выяснить причину ухода (и в тайне надеясь его вернуть). Он приехал, рассказал и оставил книгу, в которой объяснялось почитание икон, крещение детей; смысл и Таинство Причастия; и многое другое. Не уходя из ЦХ, мы стали посещать службы в храме, все еще сомневаясь. Почувствовав разницу, мы поняли, в какую Церковь уйдем.

После нашего ухода нас отрезали, объявив со сцены, что мы обиженные, гордые, раскалывали церковь и даже кого-то увели!

Что не соответствует истине, поскольку в наши изыскания мы никого не посвящали. Спустя две недели мы попытались прийти на службу, чтобы отдать и забрать какие-то вещи (книги, кассеты). Разумеется, нас не пустили, сказав, что мы представляем опасность для МЦХ.

А, спустя несколько месяцев, мы воцерковились, т.е. восстановились в Православной церкви.

Такова вкратце наша история. Завершая ее, повторю слова одного из модераторов: я не жалею, что была в МЦХ, и совершенно не жалею, что ушла.




Copyright © Церковь Христа, МЦХ Все права защищены.

Опубликовано на: 2003-11-25 (5205 Прочтено)

[ Назад ]
 
Reveal.ru - дружественная критика МЦХ (Международная Церковь Христа)
(c) Авторское право сайта Reveal.ru. Все права сохранены.
При полной или частичной перепечатке обязательно указывать авторство Reveal.ru.
К тому-же, при цитировании в сети интернет, убедительно просим ставить гиперссылку на Reveal.ru
Copyright 2006 © by PHP-Nuke :: Открытие страницы: 0.062 секунды
:: Связаться